0 просмотров

Кто несет службу на подводной лодке

«В общей сложности прожил под водой пять лет». Моряк — о буднях на подлодке

Ежегодно 19 марта в России отмечается День моряка-подводника. «АиФ-Воронеж» поговорил со старшим мичманом, ветераном ВМФ России Николаем Локтионовым о службе на флоте, буднях подводников и о том, зачем подводникам читать «Мастера и Маргариту».

«Хотел быть просто моряком»

Виктория Молоткова, «АиФ-Воронеж»: Почему вы решили стать подводником?

Николай Локтионов: Вообще я хотел быть просто гражданским моряком и ходить в дальние плавания на сухогрузах или пассажирских судах, но попасть туда у меня не получилось. Срочную я служил в Закавказском военном округе, последние полгода службы гонял технику в Афганистан шофером. А после работал на заводе в военном цехе, где делали двигатели на танки. Учился параллельно в Рыльском техникуме на электромеханика. Как-то встретил знакомого, и он мне предложил идти к ним подводником. И я решил попробовать. Собирались вдвоем с другом, а получилось только у меня — и по здоровью, и по желанию. После техникума и проверки КГБ меня отправили служить на Северный флот. База «Гаджиево» (Мурманская область — ред.) – самая крупная база у нас на флоте. Когда-то там было очень много кораблей.

Статья в тему:  Yamaha dt 50 сколько кубов

— На каких проектах подлодок вы служили?

— На 667А и 971. Причем два года в спецназе я на носителях служил, работал с гидронавтами (экипажами специальных атомных подводных лодок, работающими на глубинах в несколько километров, решая там секретные задачи – ред.). Есть такое подразделение, там служат специалисты все первого ранга, они занимаются разведкой больших глубин, вплоть до четырех километров. Их работа засекречена. Если особо не распространятся, они ведут и научную деятельность, и военную. Например, они обследовали «Курск» (подлодку, затонувшую в 2000 году – ред.). Я обеспечивал техническую подготовку, обслуживал комплекс в море, но с ними глубоко я не спускался, оставался на носителе, а они на станции спускались. Пока я служил, приходили молодые офицеры, которые потом получали большие должности. Проверенных людей они старались к себе забрать, чтобы они при них были. Поэтому я прослужил так долго — 20 лет.

— Куда вы ходили в плавание?

— У меня десять боевых служб, десять автономных. В общей сложности под водой я прожил лет пять. В основном мы закрывали север — от Канады до Баренцева моря.

— Что больше всего запомнилось?

— Запомнилось, как ходили в Атлантику, около Кубы бродили. И авария в 1989 году в Гренландском море. Прорвало где-то в районе реакторного отсека прокладку. Гидравлические коммуникации все проходят снаружи отсека. Лодка — она как термос: у нее прочный и легкий корпус. В прочном мы находимся, а между прочным и легким корпусом — агрегаты, акустические системы, трубопроводы и цистерный балласт. Чтобы лодка погрузилась, она набирает воду, становится тяжелее. Тогда-то и произошел прорыв. Самое забавное, что, когда мы всплывали, командир меня заставил надеть шапку и теплую одежду, сказал: «Одевайся и жди меня в центральном». Я засмеялся и говорю: «Товарищ командир, сейчас надо мной все ржать начнут, подумают, что я хочу покурить выйти, а люк-то закрыт, мы под водой». А он мне: «Не обсуждается. Поднимайся». Смеяться действительно начали, но при командире затихли.

Статья в тему:  За сколько разгоняется ямаха р1

Оказалось, что перископ подлодки в этот раз поднимался в специальную гильзу – немножко выше, чем обычно. И там становится очень холодно. Командир, зная, что я пишу песни, решил мне айсберги показать, чтобы я впечатления получил, поэтому заставил меня одеться потеплее. А потом нас встретили два больших боевых корабля и проводили домой. Там устранили неисправность, и мы пошли дослуживать дальше.

«С трусостью надо бороться»

— Как проходит обычный день на подлодке?

— Если мы в море, четыре часа ты стоишь на вахте, четыре часа после вахты отдыхаешь и четыре часа занимаешься отработками и обучением. Кормят четыре-пять раз в день, если не считать ночной чай. Обучение происходит постоянно. Ведь все, что человечество придумало, засунули в одну бочку. Представьте пятиэтажный дом, в котором находится все – и космодромы, и механика, и электрика. Поэтому процесс обучения не прекращается. Иначе что-нибудь забудешь. Подводники постоянно заняты – учеба, отработки. И даже на берегу они находятся в состоянии боевой готовности постоянно, то есть в любой момент их могут выдернуть и отправить в море. Поэтому на подводном флоте достаточно тяжело служить.

— Служить под водой – значит долгое время находиться в закрытом пространстве с одними и теми же людьми. Насколько это сложно? Бывали ли у кого-нибудь срывы, конфликты?

Статья в тему:  Как вывести сигнализацию на пульт ямаха

— Люди подбираются годами. Мелкие недоразумения были, но чтобы случился конфликт… Моментально человек будет изолирован и списан, там таких не держат. Простой пример: у лодки есть рули – вертикальный и горизонтальный, она же под водой движется как самолет. У нее запас топлива на четыре года. И вот проходит по лодке сигнал – заклинка рулей. Мы находимся на глубине 150 метров. Люди спокойно идут на посты, садятся, понимая, что на такой глубине мы можем остаться на четыре года, если не сможем продуть балласт и всплыть. Но паники нет, люди в центральном спокойно решают эту задачу. И решили. Вдоль киля всей лодки проходит труба, который называется трюмная магистраль, в ней вода. И вот они эту воду перекачали в корму, корма стала тяжелей, нос немножко задрался. За счет полного оборота винтов и давления лодка потихоньку выкарабкалась на ту глубину, на которой можно продуть балласт. Там внизу давление огромное, и силы воздуха не хватит, чтобы выдавить воду из цистерны, чтобы лодка стала легкой. И вот мы поднялись на 70 метров, спокойно продулись и всплыли, разобрались с этими рулями, починили и поехали дальше. Все спокойно решается.

Я одно время служил на лодке, которая называлась «Андромеда». На ней в центральном висел листок картона в рамочке, на котором большими буквами было написано: «Все пропало!», а внизу подписано – Илья Кузнецов. Они увековечили фразу, которую крикнул один помощник, и повесили в назидание. Вот такой морской юмор.

Статья в тему:  Почему лодка пвх идет неустойчиво на глисерной скорости

— Если речь зашла о морском юморе, то расскажите какой-нибудь забавный случай.

— Когда я служил на старых кораблях, у нас тараканы водились. Я поймал трех, привязал их ниткой за крылышки и повесил, а лапки у них свободны. Из бумажки сделал колечки. На одном написал «Спорт — сила, спирт — могила» и одному таракану в лапки дал, а он стал его крутить — сутками не бросал. Второму – «Слава КПСС!», а третьему: «Замполит — дурак» (замполит — заместитель командира по политико-воспитательной работе с военнослужащими – ред.). Это было на боевой службе. Ко мне на 50-е сутки приходит замполит, проверить, все ли в порядке. А я ему: «Ну что же вы стоите? Садитесь». Сел рядом со мной, увидел тараканов, начал читать, дошел до замполита, молча подпрыгнул и побежал к командиру. Не проходит трех минут, как спускается командир, смеется и говорит: «Коля, где этот, который крутит «замполит-козел», «замполит-козел»?». Вот так и жили.

— Что вы посоветуете молодым людям, которые планируют связать свою жизнь с подводным флотом?

— Не дрейфить. Пусть почитают «Мастера и Маргариту». Там были замечательные слова о том, что Иешуа – это одно из имен Иисуса – считает одним из самых страшных грехов трусость. С ней надо постоянно бороться. Не быть без башки, не по крышам бегать, а как-то полезно применить свою энергию.

Статья в тему:  Как правильно пишется в лодке или на лодке

Секреты «автономки». Как действуют российские АПЛ в дальних походах

МОСКВА, 22 мая — РИА Новости, Андрей Коц. Месяцами не видеть неба над головой и жить по выверенному до секунд распорядку, непрерывно ощущая незримое присутствие вероятного противника и колоссальный груз ответственности, — служба экипажей атомных подлодок считается одной из самых трудных и престижных в ВМФ России. В море эти плавучие города обычно действуют в отрыве от союзных сил. Их командиры вправе принимать решения, влияющие на геополитическую картину мира. О том, как российские АПЛ готовят к «автономкам» и о быте подводников, — в материале РИА Новости.

Отбор из лучших

«Моя рекордная «автономка» — более 90 суток под водой», — рассказывает РИА Новости капитан первого ранга в отставке Владимир Мамайкин, участник 13 боевых служб. Он ходил в море на торпедных атомоходах знаменитой 3-й дивизии подводных лодок Северного флота и командовал АПЛ К-462 с 1981-го по 1984-й. «В таких походах ты предоставлен сам себе — по сути, сам себе государство. В море могут возникнуть любые ситуации, и командир АПЛ вправе самостоятельно принимать решение, как действовать в той или иной обстановке», — продолжает подводник.

Перед каждым выходом в море все члены экипажа должны пройти специальный курс боевой подготовки: стрельбы, экзамены на знание матчасти АПЛ, борьба за живучесть и многое другое. «Сачков» и «двоечников» отсеивают сразу, но таких обычно немного. Для матроса срочной или сверхсрочной службы допуск к длительному походу — предмет особой гордости. Боевая служба — это не ссылка в море, а мечта, к которой многие идут с детства.

Статья в тему:  Как сделать лодку своими руками из пенопласта

После того как все возвращаются на борт, АПЛ покидает базу и погружается. Всплывает только через несколько месяцев — вернувшись из похода.

Плавучий город

Распорядок дня на атомоходе — стандартный для крупных боевых кораблей: две вахты в сутки. В каждой — три боевые смены по четыре часа. Быт на АПЛ налажен, как и в любой сухопутной воинской части. Есть дежурства, наряды, тренировки, учебные тревоги. Регулярно проводятся помывочные дни, когда матросы могут постираться и принять душ из забортной воды. Продуман и досуг: на многих атомоходах есть библиотеки, постоянно организуются различные соревнования, кинопоказы. На ракетном подводном крейсере стратегического назначения (РПКСН) «Дмитрий Донской» есть даже бассейн с сауной. С питанием тоже все неплохо, и хлеб всегда свежий — выпекают на корабельном камбузе.

«Не припомню, чтобы на боевой службе кто-нибудь когда-нибудь голодал, — рассказывает Владимир Мамайкин. — Разумеется, всегда хотелось чего-нибудь свежего, но отлично наедались и блюдами из консервированных продуктов. Как-то раз мы встречали 23 февраля в Средиземном море. Обстановка вокруг была спокойной, и командир эскадры дал команду: «Всплываем, праздник-то наш!» И нам с советского танкера сгрузили несколько мешков картошки и бочки с дальневосточной селедкой. Эти деликатесы произвели настоящий фурор! Еще, помню, в своих первых боевых службах в 1970-х в экипажах создавали группы по пять-шесть человек. Они питались отдельно, на них испытывали еду для космонавтов. Корабельный врач наблюдал за ними и вел соответствующие записи. Забавно, конечно, было. Все сидят в кают-компании, у каждого первое, второе и компот, как положено. И рядом эти мрачные «космонавты» со своими тюбиками. Подшучивали над ними постоянно».

Статья в тему:  Как смолить лодку видео

Боевая служба на атомной подводной лодке действительно очень напоминает работу космонавтов на орбитальной станции. И там, и там люди длительное время находятся в замкнутом пространстве — нельзя выйти на улицу и подышать свежим воздухом. И в космосе, и под водой экипажам приходится рассчитывать исключительно на свои собственные силы.

Единственная «вольность», позволительная для экипажа подлодки, — подвсплыть для сеанса связи. В заранее оговоренные дни и в определенное время командир АПЛ дает приказ выставить антенну. Штаб выходит с ним на связь или не выходит, но график экипажем должен соблюдаться неукоснительно. В экстренной ситуации субмарина может подвсплыть когда угодно, чтобы передать важную информацию — на берегу сигнал принимают круглосуточно.

Встречи с противником

Ни один командир подводной лодки не знает точно, в каких морях и океанах ему придется побывать в ходе боевой службы. Запас хода АПЛ неограничен в принципе, а еды и других жизненно важных припасов в длительный поход берут «с горкой». В любой момент из штаба может прийти новый приказ, и в маршрут придется вносить коррективы.

В 1983-м американцы развернули в Европе баллистические ракеты средней дальности «Першинг-2», что еще больше накалило и без того напряженную международную обстановку. Торпедная АПЛ К-462 находилась тогда на боевой службе в Средиземном море. Во время очередного сеанса связи капитан второго ранга Владимир Мамайкин получил приказ срочно отправиться в Северный Ледовитый океан в указанную точку. Экипаж не был готов для действий в этих широтах, поэтому атомоход по дороге заглянул в Гренландское море. Больше суток К-462 отрабатывала всплытие и погружение. Это только в кино подлодки эффектно проламывают лед рубками где придется — в реальности так можно получить серьезные повреждения, поэтому субмарина перед всплытием долго «нащупывает» полынью. Лишь после отработки всех процедур К-462 ушла в заданный район и заняла свою позицию.

Статья в тему:  Какой жилет должен быть в лодке

«В 1980-м я служил на АПЛ К-398 старпомом, — говорит Владимир Мамайкин. — Мы следили за американским подводным крейсером, шли за ним на малом ходу и на малой дистанции — всего два-три кабельтовых (370-550 метров). «Американец» нас не слышал и в какой-то момент сбавил скорость, двинувшись наперерез. Мы не успели среагировать и навалились на него бортом. Лодку сильно тряхнуло, развернуло на 50 градусов. Осмотрелись в отсеках и выдохнули — все было в порядке, никаких поломок. Американский крейсер тут же дал деру. Мы подвсплыли на перископную глубину, но в перископ ничего не увидели — море штормило. Думали, потеряли цель, однако почти сразу вновь поймали акустический контакт и еще несколько часов следили за «американцем»… Наши современные АПЛ, например проекта «Ясень», на порядок совершеннее тех, на которых мы служили в 1970-80-х. На них можно и на 30 кабельтовых уверенно держать акустический контакт с противником. Я уже старый морской волк, в дальних походах давным-давно не бывал. Но как же хочется подняться на капитанский мостик нового «Ясеня» и посмотреть, на что он способен».

Разговор по душам с командиром атомного подводного ракетоносца

Повтор материала* Пожалуй, эта военная профессия — одна из самых секретных, сложных и в то же время романтичных. Может быть, именно море, безбрежное и могучее, безжалостное и нежное одновременно, накладывает свой отпечаток на этих людей. Нередко свою судьбу они выбирают ещё в детстве, глядя на службу отцов и дедов. Так случилось и с героем моей публикации, командиром АПЛ «Тула» Константином ГОЛОВКО.

Статья в тему:  Что лучше 2 или 4 тактный лодочный мотор

— То, что после окончания средней школы я решил поступать в училище ВМФ, никому в семье не показалось удивительным, так как я подводник в третьем поколении, — рассказывает Константин Владимирович. — Отец, конечно, одобрил моё решение, а мама переживала: не самая безопасная профессия, но со временем она и вся семья привыкли к моей работе и воспринимали спокойно, а отец ещё и с гордостью.

А до этого момента в судьбе нынешнего командира подводного крейсера была школа, переезды из Полярного в Мурманской области, где он родился, в Западную Лицу и Гаджиево, где служил его отец. В 1996 году Константин окончил минно-торпедный факультет Высшего военно-морского училища подводного плавания им. Ленинского комсомола в Санкт-Петербурге и по распределению попал в Гаджиево на атомный ракетоносец проекта 667 БДР «Рязань», на котором дослужил до должности командира корабля.

— Когда «Рязань» перевели на Тихоокеанский флот, меня назначили командиром подводного крейсера «Екатеринбург» (проект 667 БДРМ). Сейчас прохожу службу в Северодвинске: мой экипаж АПЛ «Тула», того же проекта, что и «Екатеринбург», обеспечивает ремонты и восстановление технической готовности кораблей дивизии Северного флота.

Отец, Владимир Головко, служил на дизельных и атомных подводных лодках. В должности командира К-502 проекта 671 РТМ совершал походы в труднодоступные и до сих пор малоизученные районы Арктики. В 1985 году участвовал в операции «Апорт». На пике «холодной войны» американские атомные подводные лодки с межконтинентальными ракетами заняли свои позиционные районы в Северной и Центральной Атлантике. В ходе масштабной операции силы ВМФ СССР выявили эти районы и вскрыли систему охраны ПЛАРБ США, убедительно доказав вероятному противнику, что для его подводных ракетоносцев в Атлантике безопасных мест нет. Вышел в отставку в звании капитана 1-го ранга.

Статья в тему:  У причала находилось 6 лодок часть из которых была двухместными

2. Прибытие АПЛ «Тула» на ремонт.

— Константин Владимирович, что тяжелее всего на боевом дежурстве: не в связи с ответственностью, а постоянно, в быту, у пультов, в жизни под водой?

— Пожалуй, соотносить повседневную жизнь на подводном крейсере с тем чувством опасности, которое всё равно должно присутствовать в душе, чтобы не было чрезмерного расслабления экипажа. Ощущение близкой опасности не превалирует в жизни подводников, но необходимо постоянно помнить, что специальность эта сложная. Условия, где мы выполняем задачи, тоже: мы отдалены от берега, иногда находимся в арктических районах, поэтому чувство опасности должно не угнетать деятельность моряка, а наоборот, стимулировать на изучение своей специальности, на ответственное несение вахты.

3. Отец — Владимир Головко служил на дизельных и атомных подводных лодках.

— Экипаж на базе и в походе — это действительно два разных экипажа? Меняются ли в море отношения, привычки, обращение друг с другом?

— Нет, я бы так не сказал. Деятельность командования и должна способствовать тому, чтобы личный состав сплачивался не только в море, но и в первую очередь на берегу. В море не так много времени для решения психологических вопросов, весь морально-психологический климат для выхода в море закладывается на берегу, то есть люди хорошо узнают друг друга, привыкают друг к другу, каждый узнаёт, кто на что способен и что от кого ожидать, в том числе где слабые места человека по специальной подготовке и сильные стороны. Во время выхода в море всё это уже учитывается. Экипаж готовится на берегу, а в море решает конкретные задачи.

Статья в тему:  Что лучше 2 или 4 тактный лодочный мотор

— Бывало такое, что вы увидели офицера или мичмана и сразу поняли: с ним я в море не пойду?

— Нет, такого не было, и в первую очередь это заслуга психологической службы, которая работает на соединениях подводных лодок. Она заранее ограждает таких людей, которые могут подвести в море, или ненадёжных людей от службы в экипажах подводных лодок.

Дед Владимир Головко (на снимке) родился в потомственной шахтерской семье. Работал на шахте. С объявлением партийного призыва на флот переведен на обучение в ВВМУ им. Фрунзе. Служил на Тихоокеанском флоте на подводных лодках, в годы войны — в соединении строящихся и ремонтирующихся подводных лодок. Вышел в отставку в звании контр-адмирала.

4. Дед Владимир Головко (на снимке) родился в потомственной шахтерской семье.

— Несомненно, профессия подводника накладывает отпечаток на всю семью.

— Семья должна с пониманием относиться к тому, что мужчина, который служит на подводной лодке, да и вообще на кораблях Военно-морского флота, имеет ненормированный рабочий день, часто отсутствует дома, не всегда может по-участвовать в школе на утреннике, в детском саду. Не всегда есть возможность летом съездить всем вместе в отпуск. Семья очень часто существует автономно, отдельно от папы, который служит на подводной лодке. Близкие к этому привыкают.

— Если ваш сын скажет: папа, хочу стать подводником, будете отговаривать?

Статья в тему:  У причала находилось 6 лодок часть из которых была двухместными

— Я уже сейчас рассказываю своим детям о подводных лодках, о службе на подводном флоте, но не с целью сформировать желание стать военным моряком, а с тем, чтобы мой сын принял решение пойти по моим стопам, уже понимая, какая перспектива его ждёт.
Я положительно отнесусь к такому выбору сына, но пока ещё решение окончательно не принято. Когда я поступал во флот, ситуация в стране и армии была тяжёлая. А сейчас, когда ВМФ пополняется новой техникой, новыми кораблями, развиваются вооруженные силы, я думаю, что это будет хорошим выбором — продолжить семейную династию и стать офицером-подводником.

Олег КУЛЕШОВ

PS: zvezdochka_ru наконец получилось 😉

Кто несет службу на подводной лодке

Сколько служат солдаты когда идут в поход на подводных лодках? Срочники и контрактники – как проходит служба, сколько нужно до пенсии и дембеля, зарплаты и прочее.

Учитывая геополитическую обстановку, служба на подлодках снова стала подразумевать набор солдат срочной службы. Правда, это делают исключительно с согласия моряка. Если медкомиссия записала ВМФ, то можно написать заявление на отправление в Видяево, Мурманск или еще какую портовую часть подводников.

Срочная служба сейчас занимает 12 месяцев для всех родов войск и флота. Однако, когда солдаты идут в подводных лодках на дальнее плавание и это не укладывается в годовой срок, им продлевают его до завершения, то есть, прибытия в ближайший российский порт. Оттуда уже выписывают проездные документы и списывают в резерв.

Статья в тему:  Как вывести сигнализацию на пульт ямаха

Максимальная длительность плавания занимает 90 дней. При этом остаток службы солдату автоматически засчитывается на контрактной основе по ставке матроса или старшего матроса. Например, на АПЛ это составляет 150-200 тысяч рублей в месяц.

В виду этого многие стараются попасть в армию именно в подводники, так как можно привезти домой денег. Но квота ограничена.

По контракту

Большая часть экипажей нынешних подводных лодок служит по контракту. Там временные рамки ограничены выслугой, которая считается 1 год за 2. За 7,5-10 лет можно заработать пенсию. Обычно подводники уходят в 45 лет, имея на руках от государства около 50-80 тысяч, будучи еще довольно молодыми.

Зарплаты очень высокие. Составляют 180-250 тысяч рублей. Старший офицерский состав получает более 300.

Продолжительность походов составляет от 30 до 90 дней. Но тут надо учитывать, что когда лодка в отстое, все равно необходимо каждый день по 12 часов находится на ней, в том числе и нести ночную вахту. В ВМФ много лодок, которые находятся в отстое постоянно.

Вроде бы такая служба кажется идеальной, но есть много минусов. Мало кислорода, радиация, замкнутое пространство без солнечного света, ежесуточная опасность, постоянные изматывающие учения.

Служба на подлодке подразумевает крайне редкие водные процедуры. По здоровью сильный удар, учитывая отсутствие физических нагрузок. Хорошее питание как-то это компенсирует, но все равно тяжело.

Статья в тему:  Как смолить лодку видео

На АПЛ часто условия получше, чем на дизельных, однако последние современных проектов выигрывают у советских.

Так что солдатская служба на подводной лодке имеет свои минусы и плюсы, если так разобраться, любая мужская работа вредная, а тут хотя бы платят в 2021 году хорошую зарплату.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector